Фома

1/4/2017
        С каждым шагом, с каждой минутой, все большие и большие расстояния проплывали под ноги и оставались позади. С каждым шагом ноги поглощали все больше и больше дорожного полотна большого Города. И не было усталости, и не было скуки. Они шли друг за другом по облупленным и замерзшим дорогам Города, вместе. Они останавливались почти в каждом дворе, разговаривали с людьми, которых заставали на улице. И странно, но люди их не пугались (они пугались других прохожих), но замирали в ожидании и с какой-то надеждой смотрели на Фому и его спутников. А за разговором в их глазах разгорался сперва неверный, мерцающий, а затем все более явный огонек веры в то, что все плохое рано или поздно закончится, и они заживут по-другому.
        Оставляя всех своих попутчиков на улице, Фома и Толя заходили в подъезды, звонили в двери и люди впускали их. Фома здоровался с ними, называя их по именам. Он всегда знал, как и кого зовут. Это было странно. Было очевидно, что люди не знали Фому и никогда с ним не встречались, но Фома называл их по именам безошибочно. Что-то от мистики и волшебства было в этой его способности, но вскоре Толя привык к этому и уже не обращал внимания. Казалось, будто Фома знал все: все, что было и то, что должно было произойти, чего не было и быть не могло, что могло бы быть да не случилось никак и, что не должно было произойти ни при каких обстоятельствах. Все будущее и прошлое было подчинено ему и никак не могло укрыться от его пытливого взора, как бы ни старалось. Взгляд его, как бы пронзал пелену времен, разгоняя туман лежащий над всем коловращением лабиринта судьбы, открывая ему, то прямолинейный и незатейливый, то сложно запутавшийся, то прерывающийся в пунктир, рисунок человеческой кармы, все время такой простой и одновременно до бесконечности витиеватый. Когда в своей речи он доходил до грехов, не стесняясь, он излагал их людям, которые его совершили, а потом прощал их и продолжал рассказывать. А они уже более просветленные и просвещенные продолжали слушать, теперь уже с большим вниманием и надеждой. Многие из них потом присоединялись к многочисленной толпе учеников, которая ходила за Фомой повсюду, куда бы он ни направлялся.
        Из всех речей и слов, сказанных Фомой, Толе особенно запомнилась его речь о Боге. Он говорил, что люди, по невежеству и глупости потеряли Бога из души своей и в попытках найти его, построили церкви и, всякий раз обращаясь к Нему, пытаются найти следы его на небе, поднимая глаза в молитве или просьбе. Они позабыли самую суть Божью, забыли самое главное, а именно то, что Он вездесущ и находится внутри каждого предмета, который мы видим, внутри каждого из нас и одновременно вовне. Он – во вдыхаемом нами воздухе и бродячих собаках. Он в безмерной любви своей к человеку подарил каждому и всему окружающему частичку себя, но многие, позабыв об этом, не видят ее, потеряли ее.

Оставить комментарий

Емейл не публикуется. Обязательные поля помечены символом *