Южная Осетия-Абхазия

9/3/2017
Один старец-монах в январе 2008 года сказал одной женщине, что очень скоро, уже в сентябре начнется новая война......я тогда не поверила, а зря....




О своем видении ситуации в Южной Осетии и Абхазии, прогнозах дальнейших действий США и реакции других стран корреспонденту ИА «Росбалт-Юг» рассказал геополитик, лидер Международного Евразийского движения Александр Дугин.

- Как Вы считаете, какие последствия для России и для мира возможны после признания независимости Южной Осетии и Абхазии?

- За признанием Россией независимости Южной Осетии и Абхазии последует глобальная перестройка всей мировой архитектуры. Россия сделала военные, политические и дипломатические шаги, которые вошли в полное противоречие с американским представлением об устройстве мира, постсоветского пространства и самих Соединенных Штатов, об их праве распоряжаться тем, кого можно признавать, а кого нельзя. Россия бросила вызов мировой американской империи и теперь за это будет расплачиваться. Мы сделали важнейшую вещь: мы сломали свое полурабское, полудерзкое поведение, которое до последнего момента можно было сравнить с поведением непослушного ребенка, который по основным параметрам дерзит своему папе, но в ключевых вопросах подчиняется.

Сейчас мы доказали — мы сами папа, и у нас есть свои дети, которых мы в обиду не дадим. А когда в мире появляются два папы вместо одного, начинается передел сфер влияния, причем в жесткой форме. Россия, по сути, бросила вызов тем, кто сильнее. Мы сказали: «Да, мы понимаем, что вы нас сильнее, но своей территорией мы управляем сами». Это серьезное заявление.

- Какие шаги необходимо предпринять, чтобы удержать такую ситуацию?

- Сейчас мы находимся в эйфории: мы победили военную машину Грузии, уничтожили ее, признали наших друзей независимыми. Теперь остается удержать эту ситуацию. Но это не локальный вопрос. Удержать ситуацию – значит не просто не допустить контратаки грузинских агрессоров. Сейчас нужно предотвратить массированное нападение со стороны США на территорию этих республик. Самое трудное впереди: мы выиграли битву, но еще далеко не сражение. России для того, чтобы справиться с этой ситуацией, надо просто перестраивать общество, экономику, политику, информационную и образовательную сферы – вообще все – на военный лад. Мы вступили в войну. Нам понадобится подкрепление, консолидация общества. Мы уже никогда не вернемся к России до 8 августа 2008 года. Мы теперь будем стоять на грани ядерного конфликта долгое время. Поэтому сейчас, на мой взгляд, Южная Осетия и Абхазия становятся второстепенными по сравнению с той глобальной перестройкой мировой архитектуры, с которой мы имеем дело. Судьба их народов вторична по сравнению с тем, что ждет весь мир. Поскольку мир стоит на грани ядерной катастрофы.

- Каковы возможные дальнейшие действия Соединенных Штатов по отношению к России и в мировой политике?

Америка получила очень серьезный удар от нас. И она должна чем-то ответить. Если они выберут президентом Маккейна, а не Обаму – это будет слабый ответ, потому что Америка, по сути дела, посрамлена Россией. Ее мощь ограничена и представлена ее же сателлитом как блеф. Думаете, Вашингтон будет это терпеть? Тогда он распишется в том, что он уже не мировой папа. Поэтому я думаю, что нам следует ожидать ответного удара США, очень мощного, возможно, с учетом военных действий. При этом я исключаю то, что американцы сами вступят в конфликт непосредственно с Россией, как и русские войска – с Америкой. Но посредством грузин: вооруженных, науськанных центром – это вполне вероятно.

Маски сброшены. Мы вступили в войну. Теперь страна должна воевать не только вовне, но и внутри, с пятой колонной. Либералы-западники, сотрудники всяческих фондов должны сейчас быть интернированы. На войне как на войне. Если до 8 августа эти люди имели право на свою точку зрения, то сегодня они имеют только одно право: быть изолированными и спасенными от неминуемой расплаты, поскольку, я думаю, патриоты в этой ситуации не будут сидеть сложа руки. Приходит час патриота. Час мести за те унижения, которые мы терпели больше десятилетия от этих граждан. Думаю, определенные особо активные грузинские деятели в России должны подвергнуться такой же участи, как представители той страны, с которой мы воюем.

- Какие страны, по Вашему мнению, признают независимость Абхазии и Южной Осетии?

- Далее признание РЮО и Абхазии для нас пойдет чрезвычайно трудно. Вначале независимость двух республик признают наши самые близкие друзья: Куба, Венесуэла, скрипя, Белоруссия, потом – Таджикистан. Это будет происходить в течение месяца, вероятнее всего. Но самая главная игра развернется вокруг Китая. Если Китай в течение того же месяца поддержит нас – это будет фундаментальный перелом. У Китая две проблемы: Тибет и Тайвань. И вот с Тайванем российский прецедент в отношении Осетии и Абхазии дает шанс китайцам. Если те осознают, что международное право возможно использовать в зависимости от своих интересов, сепаратизм сепаратизму рознь, а территориальная целостность – территориальной целостности – то им станет выгоднее выстраиваться в нашем ключе, поддержать нас – и тогда мы поддержим их.

Так же может поступить Иран, у которого проблемы с южным Азербайджаном. Если всем будет понятно, что Россия действует исходя из евразийских интересов, то есть интересов, в том числе, Ирана и Китая, – нас постепенно поддержат и они. Сирия может поддержать нас еще раньше. И если все будет идти таким порядком – то сформируется не одно мировое сообщество, а два. Одно однополярное, которое будет оставаться под контролем США, а другое – многополярное, авангардом которого будет Россия. А вот признание двух республик будет пробным камнем для тех, кто распределится по этим клубам. Если Россия выстоит сейчас, в самый сложный момент – то мы начнем существенно влиять на мировую архитектуру. И тогда уже Россия проявит себя не только как региональная суверенная держава, что мы уже доказали, но и как держава мировая.

Оставить комментарий

Емейл не публикуется. Обязательные поля помечены символом *