сон

22/3/2017
Начинается где-то дома, помню, мне там чудилась грустная мама моей соседки Инны Петровой. Может, правда у них. Соревнования по бегу, я опаздываю, и мне говорят, что из-за этого я не успею пробежать трижды, и теперь в первой части участвовать не буду. страшно огорчаюсь, пытаюсь отвоевать свое право
бегать, но все-таки забеги закачиваются, и мы идем в другое место, на второй этап. Приезжаем на место проведения нашего турнира, двухэтажное здание, уборщица не хочет нас пускать,  сомневается. Пыльные окна, за которыми виднеется бурная поросль на каком-то поле. Мы зажигаем свет, а она говорит - не надо, не надо: лампы греют, и от этого мягкого света и тепла на футбольном поле начинают вот эти странные огурцы (сорняк такой) и всякие лопухи расти.
Кто-то смеется, кто-то, озабоченный состоянием футбольного поля, его одергивает - правда же! Над нами прямо над кроной дерева появляется воздушный шар, огромный и темно-синий, и мы видим, как к нему поднимается пилот на эдакой управляемой петарде-ракете, новый способ попадания пилота в корзину. Он оказывается, конечно, знакомым, и знает моего отца, и даже знает, что служил тот в Сов.Гавани, и я что-то спрашиваю про Сов.Гавань.
Это все происходит в каком-то нашем российском городке, может даже в Жуковском, и мы начинаем пропалывать огурцы , подстригать лужайку, потом перестраиваем этот кирпичный аквариум в футбольный стадион, ступеньки там всякие заливаем из цемента, трибуны, все простенько, дешево, но крепко и функционально. Вокруг постепенно становится многолюдно, ко мне подходит парень, напоминающий Ваньку, может, правда Ванька. И я ему сетую, что вот, прикинь, вот тут нужна доска в опалубку, а мне все хочется кого-нить послать за доской вместо того, чтобы сходить самой, это типа армия меня так приучила, мое там офицерство ))
Как я потом оказываюсь руководителем тургруппы китайсиков - не помню.
Конец фильма, то есть сна: группа сопровождаемых мной китайсиков прибыла в какой-то клевый азиатский город. Хипповский какой-то. Яркий, жаркий. Внизу и вдаль плещется синий-синий море-окиан. Поднимаемся по крутой мостовой из гавани в прохладную тень гостиницы, она вся выбеленая, чтобы даже цвет дарил прохладу, но тут обнаруживаем, что потеряли одного из китайцев, неотмирного такого парня в смеси европейской и азиатской одежды, с темными волнистыми волосами до плеч, с лицом и очками, как у Джона Леннона. Я выхожу  в город его искать. Казалось, только что видела его у входа.
Улица от гавани резко уходит вверх, я следую за человеком, похожим со спины на того, кого я ищу, но он оказывается белым, когда кто-то встречный указывает ему в лицо пальцем и говорит:  А так и не скажешь, что это твой ребенок . Действительно, у парня европейская или даже американская внешность, а за спиной в перевязи сидит черный малышок, сам он укутан во что-то желтое азиатское.
Я как привязанная иду какое-то время за ним, потом он вдруг выходит на мостовую, бухается на колени, сидит себе, озирается вокруг, просто рассматирвает, типа устал, я прохожу до следующего переулка - там тупик, сетка-рабица, за ней - хозяйство, разводят каких-то животных. Я возвращаюсь на улицы, упиваюсь солнцем, югом, красками Азии, спускаюсь обратно к моим китайсикам, съедая глазами город, прохожих, проиезжих, предвкушая как я тут буду ходить-гулять сама по себе...

Оставить комментарий

Емейл не публикуется. Обязательные поля помечены символом *